Меню
Поиск документов
Популярные файлы

Кот василий рассказ

В бытность свою человеком кошек терпеть не мог. Ну, а теперь вот, сам не знаю за какие такие прегрешения, коротаю свои дни котом Василием. Мальчишки продали меня на рынке какому-то торгашу за сущие копейки. Тот, в свою очередь, сторговал меня даме в белых джинсах. Отвратительная, надо сказать, фифа. Вся из себя нафуфырена и пахнет чем-то вызывающим. К тому же, как я заметил, курит. В той жизни, будучи мужиком, обходил таких за километр.

С ней билетиком в кино не отделаешься, где уж нам пролетариям в рестораны хаживать. Да и укарауль такую, пожалуй. Ты на работу, а она хвостом крутить, стерва. Сейчас уже совсем другое дело. Она меня в клетку посадила, хоть обмяукайся — не отпустит.

Нет, могу, конечно же, голос показать, но только какой мне от этого резон?! Если бы торгаш меня к вечеру не продал, то выбросил бы на ближайшей помойке. Вот и собирай там блох после этого, подъедая объедки. А там, глядишь — и зима. Если подвал какой не приглядишь — замёрзнешь.

Нет, уж лучше я помолчу. Фифа, небось, не консервами питается, глядишь, и антрекотик перепадёт, рыбка какая-нибудь. Да и не в сарае живёт. Не-е, я не дурак, помолчу-ка я лучше. Фифа бросила мою клетку на кожаное сиденье своего белого лимузина. Что касается кожи — не знаю, ничего не могу сказать, не сиживал. А вот белый цвет мне не нравится, бабский.

Хотя ночью спать на каком капоте, белом или черном, мне без разницы. Только не на советском автопроме. От него всегда бензином пахнет и всю ночь под капотом что-то булькает, в общем, не сон, а так, название одно.

Ехали мы долго, видимо, я малость утомился и заснул. Проснулся от того, что Фифа встряхнула мою клетку и сказала: Как ты смотришь на то, что тебя я буду звать Иннокентием?

Фифа потрепала меня за ухом и потащила в дом. О доме стоит сказать особо: Огромный домина в три этажа, с гаражом. На втором этаже балкон из кованого железа. А перед домом бассейн, и всё это обнесено большим кирпичным забором. Ну и Фифа, так жить можно! Дверь нам открыла полная блондинка лет сорока, с мешками под глазами и чрезмерно увеличенной талией.

И, Надежда Павловна, звонил Виктор Иванович, просил Вас перезвонить. И, не дожидаясь ответа, Фифа продолжила: Блондинка взяла мою клетку и понесла в дом, точнее, в ванную комнату. Комната была вся в зеркалах, смесители сделаны под золото, а ванная такая глубокая, словно бассейн.

Александра Ивановна поставила клетку в ванную и выпустила меня. Я понял, что дела мои плохи. Попробовал выпрыгнуть, но когти заскользили по стенкам, и я скатился вниз. Это я только своей Катюхе позволял, да и то, если она тоже в обнаженном виде.

Во всём люблю равноправие. А это ж издевательство! Я попробовал укусить её за толстый палец, но она, похоже, предвидела подобное развитие событий и еще сильнее сжала меня своей огромной рукой. Подобного унижения я никогда не позволял по отношению к себе.

С тех пор я невзлюбил её и обозвал Ведьмой. Ведьма вытерла меня насухо махровым полотенцем и отнесла на кухню.

Дневник кота Василия

Там меня уже ждала тарелка с яствами. Батюшки, я не поверил глазам своим! Да этого не может быть! На тарелке лежала мелко порезанная, без костей, севрюга. В прошлой жизни я только дважды ел этот деликатес: Быстренько проглотив рыбу, слизнув всё до единой крошечки, я улучил момент, когда Ведьма отвернулась, и сиганул вон из кухни.

Пробежав до конца коридора, обернулся: Теперь можно спокойно оценить обстановку. Вдоль коридора было много дверей, но все они были закрыты, оставалось только бежать на второй этаж. Мраморные ступени, ковры… Боже мой, куда я попал?.. На втором этаже вдоль стен стояли большие вазы с цветами, и, в общем-то, здесь не так дурно пахло, как на первом. Эх, видела бы моя Катюха, где я сейчас обитаю! После хрущевки с проходной комнатой это был замок. Пейзажи в позолоченных рамах на стенах, огромные часы от пола до потолка с гирями на цепочках.

Такое я видел только в музее. Только одна дверь на втором этаже была приоткрыта. Проскользнув внутрь, я оказался в большой комнате, судя по всему, спальне. Вот тебе, ёшкин кот, и хухры-мухры. Кровать занимала почти всю комнату, хошь — вдоль ложись, хошь — поперек. Эх, Катюхе бы моей такую, а то мы всё на раскладном диване ютились.

Он, подлец, как любовью заниматься, так скрипеть начинал. А за стеной тёща. Смех, да и только. Прыгнув на кровать, я улёгся на брошенный здесь кем-то халат и начал обозревать комнату.

Напротив кровати расположился такой же огромный телевизор, потом шёл бар. Сразу за баром окно, которое выходило в сад. Рядом с ним такое же большое, как всё в этой комнате, зеркало. Вот из-за зеркала и появилась она, Фифа.

Видимо, за ним находилась ванная комната, потому что Фифа вошла в спальню совершенно голая. С этими словами Фифа взяла меня на руки и, прижав к своей груди, поцеловала в носик. Такую грудь в бытность свою человеком я рассматривал разве что в глянцевых журналах, которые мужики наши понатаскали в бытовку. Во времена перекуров мы нередко обсуждали их. Каждый из нас невольно сравнивал эти достоинства с достоинствами законных супруг, и всегда, увы, сравнения были не в их пользу.

С этими словами Фифа положила меня на спину и начала щекотать мой живот. Нет, я не сопротивлялся. Во-первых, очень устал, во-вторых, если она меня и дальше будет так кормить, я позволю ей всё. Ну, а в-третьих, мне просто было приятно внимание ко мне Фифы. Мне показалось, что здесь, дома, она из Фифы превратилась в нормальную, классную девчонку. Пропали апломб, высокомерие, чопорность, которые я совершенно терпеть не мог в женщинах.

У меня есть одна слабость. Я очень люблю пастилу и зефир в шоколаде. У меня здесь есть коробочка. Потом Фифа долго красовалась перед зеркалом, перебирая и опрокидывая на себя кучу тюбиков и бутылочек. Затем, расположившись на кровати, она включила какой-то боевик. Я же улёгся у неё в ногах, свернувшись калачиком на пуховом одеяле, и заснул.

Ночью раздался звонок мобильного телефона, Фифа прижала телефон к уху и воскликнула: Быстро накинув халат, она выбежала из комнаты. Вернулась также быстро, но не одна, с хахалем. У меня уже глаз намётан, я таких за версту чую. Глаза горят, бред какой-то несёт. Ага, сейчас ещё скажет, что кофейку зашёл попить в два часа ночи?! Я-то знаю, зачем он зашёл.

А Фифа, Фифа-то вовсе в дурочку превратилась, так и юлит перед ним, так и юлит. Того и гляди, сейчас на шею ему бросится, начнутся лобзания. Нет, пожалуй, пойду я с кровати, видимо, она им сейчас нужней будет. Приютился под телевизором, но разве заснёшь, когда эти на кровати шуршат. Эх, молодежь, ни опыту, ни азарту у вас нет. Вот была бы здесь моя Катюха, я бы показал вам высший пилотаж.

Рано утром Фифа с хахалем быстро собрались и уехали, я же взобрался на кровать и заснул. Вот уже как три дня её не было дома. Утром каждого дня Ведьма кормила меня, потом сажала в клетку, отдавала водителю, и я ехал на работу.

Мои обязанности были связаны с тем, что состоятельные люди, купившие квартиру, дачу, коттедж, первым делом в своё новое жилище обязательно запускали нас, котов. Чтобы это жилище приносило им счастье и радость. Кто победнее, те сами ловили бездомных кошек и запускали в дом. Конечно же, предрассудки это, но они, эти самые предрассудки, приносили Фифе солидный капитал.

Вечером возвращался домой, Ведьма кормила меня. И так каждый день. Без Фифы мне стало как-то одиноко, тоскливо. Только она могла просто так со мной поговорить, приласкать.

Каждый день я заходил в её спальню. Обнюхивал тапочки в надежде убедиться, что Фифа пришла. Но они пахли так же, как и в тот день, когда я в последний раз видел её.

Тогда я прыгал к ней на кровать и спал там до самого утра. Ведьма ругала меня за то, что я сплю в спальне хозяйки, но на следующий день я приходил сюда снова. На пятый день за дверью я услышал знакомые шаги. Моё сердце весело подпрыгнуло. Да, несомненно, это были они. Шпильки мерно постукивали по мраморной плитке пола. И это шуршание кожаной куртки.

От радости я начал носиться по прихожей, потом, вцепившись когтями в ковровую дорожку, приготовился к прыжку. Дверь приоткрылась, и в щель протиснулась пушистая кошка. Она бесцеремонно подошла ко мне, обнюхала и сказала: В этом доме не любят, когда кто-нибудь шумит, кроме хозяйки. Поэтому, если хотите спать в тепле и вкусно кушать, советую поубавить свой пыл. Боже, как она грациозна! А как лоснится её шерсть! Кем она была в прошлой жизни? А этот волнующий пушок за ушками!

Невольно всем телом я подался за ней, улавливая волшебный, неземной запах. Но тут меня окликнула хозяйка: Иди сюда, я познакомлю тебя с Бэтой.

Бэта лежала в большом кожаном кресле и смотрела мультфильмы. Прежде чем подойти к креслу, я навострил свои уши, выпятил грудь и поднял хвост, чтобы предстать перед Бэтой во всей красе. Она мельком глянула на меня и промяукала: Ближе к вечеру пришла мастер и, выложив из своей сумочки с десяток расчесок, кусачек и ножниц, принялась прихорашивать Бэту. Трудно представить другую, более удобную позу для наблюдения, чем та, которую выбрал я.

Взобравшись по шторе под потолок, я перепрыгнул на большой тёмный шкаф и улёгся наверху. Здесь было довольно-таки пыльно, отчего я даже несколько раз чихнул. Но мне было очень хорошо видно, как Бэте, которая лежала на спине, поджав лапки, расчесывали белую шерсть на груди. Какие чудные у неё лапки, а какой хвостик! О, как она божественна! Разве можно вот так с котами? Я готов был сорваться к Бэте и доказать ей, насколько я неравнодушен к ней.

И в то же время я продолжал говорить себе: В комнату несколько раз заходила Фифа, как всегда прижимая телефонную трубку к уху. Посмотрев, как мастер работает с Бэтой, она опять удалилась на кухню. Пока она шла по коридору, я расслышал обрывки разговора Фифы с неизвестным мне Виктором Ивановичем. Все наши кошки имеют родословную и состоят в клубах. Как Вы смотрите на то, что предоставим Вам кота породы пикси-боб, привезённого для нас из Канады?

Вам он очень понравится. Если Ваша супруга предпочитает кошку, мы можем предложить Вам шотландскую скоттиш фолд. Хорошо, фото я сброшу Вам на е-мэйл.

Я ничего не понял из этого разговора, кроме одного. У Фифы, помимо меня и Бэты, есть какой-то пикси-боб и скоттиш фолд. Это мне совсем не понравилось. Фифа вернулась к нам в комнату и сказала: Теперь работать вы будете вместе.

Утром меня подняли рано. Пришла, шаркая тапочками, Ведьма, схватила меня за шиворот и отнесла на кухню. Бэта уже была здесь. На завтрак нам дали постную говядину кусочками и гречку. Катюха под такую закуску всегда наливала мне рюмочку, но, видимо, котам водочка не положена.

Да и во всём доме водку я видел разве только что у Ведьмы. У Фифы в баре стояло много красивых бутылок, из которых знакомо мне только шампанское и виски.

Виски я в магазине видел, больно дорогая штука. Назначение других бутылок вовсе мне неведомо. Несмотря на кипящую во мне страсть к Бэте, я старался не подавать вида. В конце концов, надо и себе знать цену. Стараясь быть незаметным, я всё же наблюдал за ней через сетчатый узор моей клетки. Потом набрался смелости и спросил: Бэта нехотя повернулась ко мне, как будто спросонья, и ответила: Почему у тебя возник такой странный вопрос?

Это наши с тобой породы. Вот у меня, например, порода скоттиш фолд, а у тебя значит, пикси-боб. Откуда взялся пикси-боб — не знаю. Мать моя была дворовая кошка Машка. Да разве всех их упомнишь? Хахаль стал приходить всё чаще и чаще. Как всегда, они закрывались в спальне Фифы и продолжали шуршать до утра. Я пригрел себе местечко под телевизором, а Бэта спала на углу кровати.

Так продолжалось долго, пока однажды хахаль не заявился в спальню Фифы один. Причём он был явно выпивши. Схватив Бэту, он сильно швырнул её об стену, а сам рухнул на кровать. Во мне всё закипело: Что было сил я прыгнул на обидчика и вцепился своими когтями в его сальное, дико пахнущее лицо.

Повторяя про себя эти слова, я каждый раз с новой силой царапал это одутловатое лицо. Хахаль неестественно завопил, схватил меня и с силой бросил в открытое окно. Испугаться я не успел. Пролетев через какие-то кусты, я упал прямо на садовую дорожку. Странно и необычно ощущать себя совершенно беспомощным. Придя в себя от удара об тротуарную плитку, я хотел было встать, но мои задние лапы совершенно не слушались. Я их не чувствовал.

Интересно, как там Бэта? Может быть, ей нужна моя помощь, а я вот здесь развалился. Попробовал встать на передние лапы — это мне удалось, однако задняя часть моего тела тянула к земле. С огромным усилием мне удалось подтянуть задние лапы к передним. Я очень устал к тому моменту, когда мне удалось вот таким образом доползти до входа в дом и спрятаться под лестницей. Я совсем недавно обнаружил лаз, ведущий сюда, и разве мог я тогда себе представить, что он мне пригодится.

Отсюда хорошо было видно, как приехала Фифа, как она выгнала из дома хахаля, как Ведьма, Фифа и Бэта искали меня. Кому нужен больной кот? Бэта лежала на Фифиной кровати и размышляла о своей кошачьей жизни: Почему, как только я встретила, пускай глуповатого, но порядочного кота, он исчез? Дура, дура я, ведь хотела с ним поговорить и сказать, что он мне симпатичен.

Может, если бы мы поговорили, он не ушёл бы от нас. Ах, Кеша, Кеша, где ты? А Фифа в это время разговаривала по телефону: Нет, дорогой мой, ты вышвырнул в окно не кота, а работника моего предприятия! У меня сорвались заказы. Будь добр, забудь мой адрес и номер телефона. Положив телефон в сумочку, Фифа заплакала. Она была уверена, что наконец-то ей встретился тот самый человек, о котором она мечтала.

Она с нетерпением ждала его звонка. Часами проводила возле зеркала, чтобы казаться самой красивой, самой желанной.

Отдавалась ему, чтобы приглушить огонь страсти, который пылал в ней. А он стал приходить на свидания пьяным. Совсем перестал делать подарки. И вот, вышвырнул Иннокентия из окна её спальни на улицу. В тайной надежде она посмотрела в окно, но на улице никого не было. Не одну ночь Василий провёл под крыльцом: Но вот однажды в лаз просунулась мордочка Бэты: Ты чего здесь спрятался?

Пойдём домой, тебя все ищут. Наверное, сейчас самое время сказать, что я тебя люблю. Конечно, мне очень приятно, но, наверное, мы лучше продолжим разговор дома. А я пойду, поищу кого-нибудь из людей. С такими лапами я никому не нужен.

Меня выгонят из дома, и я не смогу видеться с тобой, — взмолился я. Хозяйка любит тебя, вот увидишь, всё будет хорошо. И действительно, всё, что происходило потом со мной, было как продолжение сказки. Бэта привела с собой Ведьму, та принесла меня домой.

Посмотрев на меня, она расплакалась и позвонила врачу. Тот, подлец, всадил мне в заднее место какой-то укол так, что у меня перед глазами все сразу закружились: Проснулся рано утром, когда Фифа еще нежилась в кровати. Бэта спала рядом со мной, а за окном уже вовсю сияло солнце и пели птицы. Я понял, что я счастливый кот. Фифа не выгнала меня из дома, у меня теперь есть подружка Бэта.

Вот только лапы смущали меня… Посмотрел на них, попробовал согнуть сначала одну, потом другую. И, осознавая, что всё плохое позади, подпрыгнул и что было силы крикнул: Фифа вскочила с кровати и, поймав меня на лету, прижала к своей тёплой груди и стала осыпать меня поцелуями. Бэта смотрела на нас ничего не понимающими глазами. Рубрики DVD Альбом Блокнот Бумажный самолетик Все материалы Детский рассказ Сказка Записки о людях За столом Кассета Острое перо Паццталом Пластинка Портрет Послание в бутылке Тетрадь драматическая Тетрадь поэтическая Тетрадь прозаическая Все материалы Очерк Повесть Притча Рассказ Ремейк Фанфик Эссе Фотоальбом Я это делаю Колонки Все статьи Алиса Солдатова Бардак в стране чудес Анна Штейн E cantu dignoscitur avis Дарья Краева Медузности Наталья Мерзликина-Ивлиева День начинается с заката Ниндзя-одеяло Дневник Ниндзя-одеяла Ольга Астровская Чердак Ольга Котина Дневник персонажа Галерея Малая проза Мотор!

С этими словами она взяла меня за шиворот и напшикала на меня вонючий шампунь. Она шла и расчесывала мокрые волосы.

Какая же я молодец, что выбрала тебя! Фифа достала из бара коробочку пастилы. И, явно смакуя, откусила белое лакомство.

Вот какая я сластёна! С этими словами, взметнув хвост, таинственная незнакомка удалилась в комнату. Её загнутые вперёд ушки, её беленький хвостик — всё это теперь будоражило моё воображение. Я растерялся и даже не знал, что ответить. После завтрака Ведьма посадила нас с Бэтой в клетки, каждого в свою, и отнесла в машину. Потом за всю дорогу я так и не нашел, что спросить у Бэты, а она, похоже, задремала. И тут только Бэта заметила неестественную позу Иннокентия. Бэта вернулась быстро, неся в зубах кусок рыбы.